асоли об сказка

2017-10-23 19:07




Встречаются два приятеля-ирландца и начинают вести разговор об одной вечеринке: - Ты слышал, что вытворял на той вечеринке Кеннеди? - О Боже! Он как напился, то творил такие мерзости, что даже называть противно... - А О'Брайан ? Hаш старый скромник О'Брайан. Говорят, что он был отвратительнее самой грязной свиньи... - Да, как ни печально, О'Брайан вытворял такое, что люди долго еще не смогут ему простить... - И Гэллехер. Даже Гэллехер! Он просто потерял человеческий облик! - И он тоже... - Какой позор! Какой ужас, что у меня такие друзья... Hо так, между нами, ты случайно не помнишь: был я на той вечеринке, или нет?


Вот раньше, помню, было намного лучше. Что именно лучше - уже не припомню. Но точно что намного.






Бывали дни веселые- -По восемь(!) дней не ел! Не то, чтоб было нечего, А просто ...не хотел! (С)Коля


Навеяно модой на истории с курьезными фамилиями. Нефертити. Одним из украшений нашей кафедры был (и, надеюсь, есть, дай ему боги здоровья) профессор Степан Андреевич Штольц, чистокровнейший баварец, внезапно на Фестивале 1957 года влюбившийся в Москву - вернее, чего уж там, в москвичку - с таким треском и энергией, что в 1960-м он уже вел на ломаном русском теорию машин и механизмов в нашем прославленном вузе. Нерастворимый немецкий акцент, вкупе с царственной осанкой и огненным взором, и поныне придает его лекциям особенный аристократический шарм. Защита диплома. Комиссия. Две студентки на группу. По традиции - дамы вперед. Первая, синий чулочек в свитере и хвостике, отбомбилась предсказуемо без сучка и задоринки и, после перерыва, на сцене появилась вторая. Льняная грива на полметра ниже юбки, каблучищи, визаж - ну в общем, вы поняли. Создание, постреливая глазками, порхает у досок с указкой и достаточно толково излагает сопроводительную. В тишине звонко раздается щелчок языком и возглас: - Нефертити! Польщенная красавица удваивает шарм и неспешно, виляя талией, движется по теме. - Ах, Нефертити!!! Мне показалось, дипломантка даже смутилась и заколебалась на секунду, не совершить ли книксен. Но длина юбки... В общем, заминки считай не было. - Никитина!!! - вскочил наконец герр Штольц. - Я фас нижайше умоляю! Пошалуйста, не фертите бедрами! Фы радикально отвлекаете нас всех (орлиный взор поверх академических лысин) от того, зачем мы сдесь фсе собрались. Отер свою сверкающую маковку белоснежным платком и чинно уселся на место. (c).sb.